image

Объединяет нас стремление жить по исламу

В пятом номере журнала «Мусульманка» опубликовано интервью с журналистом и соучредителем благотворительного фонда «Солидарность» Лилией Мухамедьяровой. В интервью руководитель фонда рассказывает о первых шагах «Солидарности», о реакции окружающих на благотворительную деятельность мусульман, об общении волонтеров-мусульман с работниками государственных учреждений и общественных организаций.

— В нашем поколении мало этнических мусульман, которые воспитывались в Исламе с детства. Как ты пришла к соблюдению норм Шариата? Была ли религиозной твоя семья?

— Моя семья религиозной не была. Мои родители – советские учителя. Даже сейчас, когда я им предлагаю начать изучать Коран и Сунну, они смеются и говорят, что они в свое время уже изучали религию на лекциях по атеизму в институтах. Мои родители веруют в Бога и считают, что им этого достаточно.

Можно сказать, что я представитель «феномена 11 сентября 2001 года». Когда произошел этот теракт, я уже год как жила в Москве и работала в «Общей газете». Буквально накануне этого события мой коллега – этнический мусульманин – привез из Карелии репортаж о жизни русскоязычной мусульманской общины. Репортаж был очень хороший, живой, и его поставили на первую полосу, что в журналистике автоматически означает «знак качества». Но на планерке этот материал разбомбили в пух и прах, звучали такие реплики, что, мол, мусульмане взрывают наши дома, а мы пропагандируем эту религию с первой полосы. Хотя я была из «не соблюдающей» татарской семьи, меня в ней воспитывали на мусульманских принципах. И вот мне начали говорить, что я как-то «неправильно» рассуждаю, что в нашем, исламском мире черное – это белое, а белое – это черное. Тогда я стала искать ответы на возникающие вопросы, пошла в мечеть. Но в мечети я ответов не нашла, и стала читать книги. Вот так постепенно я вернулась к Исламу, ибо я не могу указать на конкретный день, когда я пришла к осознанному соблюдению его норм.

— Что это были за книги? Был ли какой-то человек, который на тебя повлиял в личном общении или через те же книги?

— Эти люди не обладают известностью, я не могу назвать какого-то конкретного исламского богослова или писателя, который бы на меня повлиял. Моими учителями стали мои друзья и знакомые – мусульмане, в том числе и мои коллеги-журналисты. В процессе общения с ними формировались мои взгляды.

— Почему ты заинтересовалась журналистикой, как ты пришла в эту профессию?

— У меня мама какое-то время работала в журналистике. Я все время что-то писала, сочиняла, очень много читала. Поэтому я как-то даже не задумывалась над выбором профессии. Уже на втором курсе стала редактором отдела социальных проблем в областной газете. Я очень любила и люблю эту работу.

— Какие тенденции в плане отношения к Исламу прослеживались в журналистской среде в 90-е годы? Была ли какая-то эволюция в восприятии Ислама?

— Да, конечно, эволюция была. Начиная с 11 сентября, можно сказать, что я обратилась к Исламу, как в свое время сподвижник Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) Хамза, наблюдая за мучениями мусульман, пришел к Исламу. Я задавала вопросы знакомым мусульманам – почему наш исламский мир, выстроенный на принципах чистоты, честности, подвергается таким нападкам? Я родом из Оренбургской области, у нас живут представители более ста национальностей. И даже по названиям местных деревень там видно, что мусульмане соседствуют с православными христианами. Там никогда не было никакой нетерпимости применительно к Исламу.
В Москве же я столкнулась с совсем другим отношением. Возможно, этому поспособствовали события 11 сентября. Могу сказать, что исламофобия присутствовала в газетах, но, скорее всего, причиной ее было невежество, непонимание того, что такое Ислам. Московские журналисты вообще плохо знали специфику российских регионов, в том числе и мусульманских. Вся политика государства и СМИ в то время свидетельствует о том, что московские журналисты были большими снобами. Они вообще имели очень слабое представление о том, что происходит за пределами МКАД.

— Да уж, а что в таком случае говорить о стереотипах в отношении других стран…А какие представления о мусульманских женщинах бытовали в этой среде? И вообще, насколько данная тема освещалась в прессе в 90-е и в начале «нулевых»?

— В начале «двухтысячных» мне очень повезло, я стала работать в «Новой газете». Там собрался уникальный коллектив, среди моих коллег были представители практически всех бывших союзных автономных республик. У нас в редакции было соцветие народов и, вследствие этого, сложилась очень дружелюбная обстановка. Соответственно, и сама «Новая газета» была таким печатным органом, который интересовали в первую очередь люди, а не политика, которая была на втором плане. В газете работали такие люди-легенды, как Эльвира Николаевна Горюхина – учительница из Сибири, которая практически пешком обошла весь воюющий Кавказ. Она была во многих республиках, во многих горячих точках, брала интервью не у бригадных генералов, не у начальников, не у олигархов, а общалась с простыми людьми – с учителями, рабочими.
Поэтому я не могу сказать, что сталкивалась в своей редакции с исламофобией, был, скорее, интерес к Исламу.

— Если соблюдающая мусульманка, совершающая намаз и носящая хиджаб, захочет работать в неисламских СМИ – как ее примут работодатели, как отреагируют коллеги на ее внешний вид? Впишется ли она в обстановку стандартной редакции, скажем, какой-нибудь из российских газет?

— Газетная среда – достаточно свободная, поэтому я думаю, что вряд ли у мусульманки возникнут какие-то проблемы в связи с ее следованием нормам Шариата. У меня таких проблем не было, я ходила на работу в платке. По сравнению с сотрудниками банковской сферы, медперсоналом клиник журналисты являются куда более свободными людьми.

— Феномен женщин-спецкоров вообще многих и интригует, и порой шокирует. Смелые женщины-журналисты – такие, как упомянутая тобой Эльвира Горюхина, или Надежда Кеворкова – отправляются в горячие точки, рискуют собой, находясь под бомбами; их могут похитить, убить. Когда мужчина становится военным корреспондентом, причина ясна, ибо это органично свойственно мужской природе – находиться на грани жизни и смерти, почувствовать дух войны, дух опасности, дух смерти, наконец. Но что движет женщинами? Какова специфика женского взгляда на войну?

— Согласно Исламу, женщина не должна ездить в командировки одна. Я сама посещала Чечню и Ингушетию как корреспондент, и могу сказать, что это не настолько опасно, потому что под бомбами женщины-спецкоры не бывают. Да, такие путешествия порой рискованны, но в некоторых российских регионах я иногда чувствовала себя куда более неспокойно, чем в той же Чечне. Возможно, потому, что у меня там много друзей и знакомых, или в силу местного уклада жизни – ведь в Чечне живут мусульмане.

Женщины ездят в командировки потому, что хотят работать, испытывают интерес к жизни и к людям. Иногда обстоятельства складываются таким образом, что в газете ты можешь свободно писать, делая репортажи из командировок в регионы. В середине «двухтысячных» очень вырос уровень самоцензуры в газетах, поэтому писать на политические темы то, что ты думаешь, стало намного сложнее.

Моя судьба складывалась так, что, приходя устраиваться на работу в редакцию газеты, я тут же слышала предложение поехать в командировку. Поскольку я хотела работать в данной газете, я соглашалась. Так было, когда я в первый раз пришла в «Общую газету», та же самая ситуация возникла в «Новой газете», и она же повторилась в русском “Newsweek”. Я помню, в тот день, когда я пришла на собеседование в “Newsweek”, мне в этот же день предложили поехать в Ведено. Естественно, туда я и отправилась!

— Ты была спецкором по Северному Кавказу. Какое впечатление на тебя произвели тогда кавказские мусульманки?

— На примере Чечни я заметила, что они более активны – этому их научила война. Мужчины сложнее адаптировались к мирной жизни, а вот женщины стали активно заниматься бизнесом, поскольку им надо было кормить своих детей.
Я писала репортажи о феномене этих послевоенных женщин. Благодаря ним все первые этажи полуразрушенных зданий быстро заняли либо кафе, либо салоны красоты, либо магазины женской и детской одежды. Женщины возили товары из Китая, из Италии, делали все, чтобы их народ мог продержаться первое время после войны.
Чеченские женщины поразили меня еще и тем, что в городе, где не было воды, света и прочих удобств, они умудрялись выглядеть просто прекрасно. Несмотря ни на что, чеченки наряжались. До сих пор вспоминаю эту картину с улиц разбомбленного Грозного: по камням, по пыли идут девушки на шпильках, в красивых юбках, ухоженные. Видимо, сказывалось желание выжить в этих тяжелых условиях.

— Как ты оцениваешь уровень публикаций об Исламе в неисламских СМИ?

— Раньше исламофобия в газетах проистекала от невежества. Журналисты ничего не знали и не хотели знать об Исламе. Сейчас журналисты так же невежественны, как и раньше, конечно. Однако сегодня можно найти очень много информации об Исламе и мусульманах. Но, к сожалению, в газетах и других СМИ осталось мало профессионалов.
Я могу привести пример из нашей же благотворительной практики, когда мы задумали просветительскую акцию в ТЦ «Европейский», приуроченную к празднику Ид аль-Адха. Мы хотели развенчать некоторые мифы, потому что каждый год в СМИ появлялись рассказы о том, как мусульмане режут баранов – акцент при этом, естественно, делался на слово «резать». Основная идея заключалась в том, что надо этих несчастных баранов защищать, а то, что у нас в стране страдает множество детей, стариков – это уже не важно, главное – спасти баранов от мусульман.

Накануне акции я отослала небольшой пресс-релиз в газету «Метро». Естественно, никто из сотрудников газеты на нашу акцию не пришел. Но после праздника, открыв очередной ее номер, я обнаружила там заметку, текст которой практически полностью совпадал с текстом моего пресс-релиза. Но акценты были расставлены с точностью до наоборот. В статье говорилось о том, что несчастные дети вместе с их родителями наблюдали, как мусульмане режут баранов на улице.

Ведь гораздо легче написать заметку о том, что мусульмане опять кого-то режут, чем поведать людям о прекрасном празднике, цель которого – обратить внимание на страдания голодных и обездоленных, накормить этих людей, попытаться помочь им. Но для этого надо изучить проблему и подобрать нужные слова. В силу своего низкого профессионализма журналисты не хотят этим заниматься.

— А что значит, в твоем понимании, быть профессиональным журналистом?

— Профессиональный журналист, прежде всего, владеет словом. Этому можно научиться, хотя это и непросто. Усердие рассудок превозмогает.

Профессиональному журналисту должен быть интересен читатель. Кроме того, он должен иметь хорошее образование, обладать широким кругозором и интересом к жизни.

И еще – журналист обязан быть «способен к труду и обороне». Если тебе, например, скажут, что завтра ты должен вылететь в командировку и прислать текст, то отсутствие этого текста может объяснить только твоя смерть. У нас всегда было такое железное правило: никакие отговорки и ссылки на досадные обстоятельства не принимаются. Поэтому работа в сфере журналистики очень тяжела.

— Помимо журналистики, ты занимаешься благотворительностью. Ты являешься президентом мусульманского фонда «Солидарность», помогающего детям-сиротам и онкологическим больным. С религиозной точки зрения интерес к такого рода деятельности понятен: во многих сурах Священного Корана говорится о необходимости помогать больным и сиротам, об их высоком статусе, о наказании для надменного богача, отгоняющего сироту. Помощь обездоленным – наша общая, коллективная обязанность. Но почему именно ты решила заняться именно этим?

— Так распорядился Всевышний Аллах. В нашей стране 280 тысяч детей живут в интернатах и казенных учреждениях, Россия вся буквально застроена детскими домами. Причем они обычно ютятся на окраинах, подальше от людских глаз, в некоторых из них дети с психическими заболеваниями даже сидят на цепи. Еще с советского времени и по сей день к этим детям привыкли относиться, как к «низшей касте», даже в мусульманских регионах.
Мы, мусульмане, обязаны бороться с таким отношением к детям-сиротам. Ведь сирота, согласно Исламу, обладает почетным статусом – наш Пророк (да благословит его Аллах и приветствует), был сиротой. В Священном Коране много предписаний относительно сирот.

Тяжелобольные дети – также одна из серьезных проблем нашего общества. В связи с высоким уровнем коррупции в сфере здравоохранения семьи тяжелобольных детей, как правило, не имеют средств, чтобы оплатить дорогое лечение. Бытовые условия, в которых они живут, часто неприемлемы для детей с такими заболеваниями. Родители готовы отдать за своего ребенка жизнь, но у них нет евро и долларов, чтобы купить ему лекарства, оплатить пребывание в больнице.

Однажды, по воле Всевышнего, я встретила такого больного ребенка из очень бедной семьи, и у меня, по милости Аллаха, получилось ему помочь. Я решила помогать больным детям и дальше. Такова была воля Аллаха, что я встретилась с единомышленниками – например, с Сурхо Сатуевым, который занимался тем же самым. Мы решили создать фонд «Солидарность», поскольку, имея какую-то структуру и стратегию, можно призывать к добрым делам и помочь гораздо большему количеству людей.

— Работая над проектами благотворительного фонда, ты много общаешься с сестрами-мусульманками. Какой портрет социально активной мусульманки у тебя вырисовался? Что это за девушки, из какой они среды, чем они занимаются?

— Это очень чистые и искренние девушки. В основном это студентки. Они молоды, активны в плане учебы и общественной деятельности. Кто-то из них носит платок, кто-то еще не готов к этому. Но те сестры, которые полгода назад пришли к нам, не соблюдая основ Шариата – к которым относится, в том числе, и ношение хиджаба – сейчас уже надели его и ходят на занятия по основам Ислама.

Эти мусульманки принадлежат к разным социальным слоям. Некоторые из них из не очень богатых семей, они не могут помогать деньгами, но они работают волонтерами, ездят в больницы и приюты, ищут транспорт, чтобы перевозить больных детей – например, в аэропорт. Если мусульманка обладает знаниями в области арабского языка и Ислама, она может заниматься с детьми.

С другой стороны, с нами сотрудничают и состоятельные сестры. Объединяет нас только одно – стремление жить и действовать в соответствии с предписаниями Ислама, служить умме. Так получилось, что в нашем фонде собрались представители самых разных народов, какие только есть в России и которые исповедуют Ислам.

— Представители «Солидарности» контактируют с персоналом больниц, сотрудниками приютов, родителями больных детей. Как вас воспринимают люди, задают ли вопросы об Исламе? Удается ли доносить до них информацию о нашей религии?

— Мне кажется, что удается. Мы наладили отношения с рядом очень хороших клиник, в которых лежат наши дети. Институт педиатрии и детской хирургии уже вылечил одного нашего ребенка, сейчас лечит второго – кстати, сироту. В Институте туберкулеза наблюдается один из наши подопечных, страдающий туберкулезом костей – Камиль Омаров.

Поначалу мы вызываем у людей шок и удивление. Недавно Сурхо Сатуев рассказывал мне, как он привозил одного из мальчиков в Институт радиологии на Калужской. Как только врач узнал, что он представитель благотворительного фонда, его отношение к Сурхо резко изменилось. Доктор обронил фразу, что Сурхо, должно быть, получает очень большие деньги, раз он работает в фонде. Тот ответил, что действительно зарабатывает деньги, только в другом месте, а в «Солидарности» просто потому, что хочет помочь детям. «Так не бывает», — отрезал врач, — «все, кто работает в благотворительных фондах, делают это из меркантильных соображений». Сурхо засмеялся: «Да, я тоже преследую свою меркантильную цель. Я хочу попасть в Рай!» На это врач улыбнулся, и, по-моему, начал относиться к нам с некоторой симпатией.

Врачи очень благосклонно к нам относятся. Они также спрашивают, помогаем ли мы только «своим» или всем? На это мы отвечаем, что по Исламу мы обязаны помогать всем, а не только мусульманам.

Общение с врачами, с персоналом приютов является лучшим видом призыва к Исламу. Проявляя социальную активность, мы лучше информируем людей об Исламе, чем если бы мы написали тысячу статей, сняли множество репортажей. Всемирная мусульманская община создавалась и создается за счет того, что люди видят в ней пример братства и справедливости, и сами принимают Ислам.

Поэтому люди настроены к нам доброжелательно, у нас практически нет негативного опыта общения. И это – несмотря на характерное для России настороженное отношение к благотворительности. На Западе, кстати, благотворительность очень высоко ценится. В Исламе же вообще все добрые дела расцениваются как благотворительность. Как сказал наш Пророк (да благословит его Аллах и приветствует): «Указавший путь к добру словно сам совершил его». У нас очень мало кто подает пример добрых дел, в том числе это касается и членов мусульманской общины. А ведь у нас в России 25 млн. бедных людей.

— Насколько дети, которым вы помогаете, проявляют интерес к Исламу?

— Во время месяца Рамадан мы привозили на двухдневную экскурсию в Москву детей из приюта в селе Салганы. И эти дети увидели иную модель отношений между людьми. Что они, собственно, видели в своей жизни до этого? Среди этих детей были трое, которые ночевали в коровнике до того, как попасть в приют. Один из их братьев умер только потому, что в коровнике было очень холодно. Другая девочка из этой семьи страдает заболеванием почек.

И вот они приехали в Москву, и мы показали им пример братских отношений между людьми. Я надеюсь, что у них появился интерес к Исламу.

— Как тебе удается совмещать работу в сфере журналистики и руководство благотворительным фондом?

— Думаю, здесь сыграла свою роль «солдатская муштра» в период моей работы спецкором. Сейчас мне очень помогает мой опыт. Я привыкла много работать. Конечно, нам, сотрудникам фонда «Солидарность», вечно не хватает времени, не хватает денег. Но это все решаемые проблемы.

— Чем ты занимаешься в свободное время?

— У меня свободного времени практически нет. Если я не работаю, то я учусь, пишу тексты для сайта нашего благотворительного фонда. Мы часто придумываем какие-то проекты для размещения в Интернете, поскольку это наша основная площадка для развития. Не имея ни исламских газет, ни исламского телевидения, мы, тем не менее, добились узнаваемости среди мусульман именно благодаря Интернету.

Если у меня вдруг выдается свободная минутка, я бегаю на лыжах. Но это – только для того, чтобы поддерживать себя в нужной для работы форме!

Беседовала Анастасия (Фатима) Ежова
Журнал «Мусульманка» 


Куда пошли ваши деньги ›
Следите за нашими новостями:
YouTube Facebook VKontakte Twitter RSS Flickr

Денежный перевод

Притчей о тех, кто расходует свое имущество на пути Аллаха, является притча о зерне, из которого выросло семь колосьев, и в каждом колосе – по сто зерен. Аллах увеличивает награду, кому пожелает Сура 2 [Корова] аят 261

Денежные пожертвования вы можете перевести непосредственно на счет Фонда или нуждающегося. Либо можете перечислить в наш Яндекс-кошелек или на наш счет в WebMoney, а также при помощи банковской карты. Тогда вам нужно будет указать в электронном письме имя получателя или на какие цели вы решили пожертвовать – конкретному ребенку, на уставные цели, на акцию или проект «Солидарности». Чтобы не тратить время на заполнение квитанции в отделении банка, можно здесь р аспечатать готовый бланк квитанции для пожертвования в рублях.

Если вы не укажете имя ребенка или название проекта, мы направим деньги наиболее нуждающимся. Если вы намерены сделать анонимное пожертвование, пожалуйста, укажите это в письме. Если необходимая на лечение сумма уже собрана или помощь уже не требуется, ваши деньги будут направлены наиболее нуждающемуся ребенку, либо ребенку с похожим диагнозом.

Все пожертвования, до копейки, идут на помощь нуждающимся. Административные расходы, связанные с деятельностью «Солидарности», оплачивают друзья фонда. Если вы хотите поддержать деятельность фонда, свяжитесь с нами по телефону (495) 787 33 07.

Обратите внимание: банковские счета фонда открыты в Москве и в Татарстане.

Куда пошли ваши деньги

Welcome to our donations section
Please specify in the payment receipt that you transfer a “charitable donation”,otherwise we will have to pay the income tax and the recipient will get not thewhole sum.
Our bank accounts

In US dollars

Bank-correspondent: The Bank of New York Mellon, New York, USA
SWIFT CODE: IRVT US 3N
Cor. ACC No 890-0085-681
BENEFICIARY'S BANK: JSCB VOZROZHDENYE, MOSCOW SWIFT CODE-VBNK RUMM CENTRAL BRANCH
in favour of Fund Solidarnost
account No 40703840700202143186

In euros

Bank-correspondent: VTB BANK (DEUTSCHLAND) AG, FRANKFURT AM MAIN,GERMANY
SWIFT CODE: OWHB DE FF
Cor. ACC No 0102912011
BENEFICIARY'S BANK: JSCB VOZROZHDENYE, MOSCOW SWIFT CODE-VBNK RUMM CENTRAL BRANCH
in favour of Fund Solidarnost
account No 40703978300202143186

المساعدات المالية بامكانك ارسالها بشكل مباشر الى رقم حساب الصندوق او الى حساب المريض (المحتاج). أو بامكانكك ارسالها الى حسابنا (WebMoney)، وكذلك عن طريق البطاقة البنكية. فعندها يجب عليك ان تشير في رسالة الكترونية اسم المستلم او الهدف الذي قررتم المساعدة  من اجله –  طفل محدد، الاهداف العامة، لحملة معينة او لمشروع الصندوق "التضامن".

اذا لم تحدد اسم الطفل او اسم المشروع، سنحول الاموال الى الجهة الاكثر حاجة والحاحا. واذا كانت لديك الرغبة في تقديم مساعدة خفية، من فضلك، اشر الى ذلك في الرسالة. اذا كان المبلغ المطلوب للعلاج قد تم تأمينه او لم يعد حاجة للمساعدة، ستحول اموالك الى علاج الطفل الاكثر حاجة للعلاج، او الى طفل ذو حالة مرضية مشابهة.

 المساعدات بكاملها وحتى آخر قرش، تذهب لعلاج المحتاجين. جميع المصاريف الادارية التي تنفقها المؤسسة "التضامن" والمتعلقة بالنشاطات، يدفعها اصدقاء الصندوق. واذا اردت  دعم نشاطات الصندوق، من فضلك، اتصل بنا على  الرقم التالي (495) 787 33 07

 

Donation details

In US dollars:

bank-correspondent: The Bank of New York Mellon, New York, USA

SWIFT CODE: IRVT US 3N

Cor. ACC No 890-0085-681

BENEFICIARY'S BANK: JSCB VOZROZHDENYE, MOSCOW SWIFT CODE-VBNK RU MM CENTRAL BRANCH

in favour of Fund Solidarnost

account No 40703840700202143186

 

In euros:

bank-correspondent: VTB BANK (DEUTSCHLAND) AG, FRANKFURT AM MAIN, GERMANY

SWIFT CODE: OWHB DE FF

Cor. ACC No 0102912011

BENEFICIARY'S BANK: JSCB VOZROZHDENYE, MOSCOW SWIFT CODE-VBNK RU MM CENTRAL BRANCH

in favour of Fund Solidarnost

account No 40703978300202143186


Как получить помощь

Наш фонд помогает тяжелобольным детям и сиротам. Если с вашим ребенком случилась серьезная беда, мы постараемся сделать все, что в наших силах. Но чтобы мы могли с вашей просьбой ознакомить отзывчивых и сострадательных людей, нам нужно от вас подробное письмо о сложившейся ситуации. К примеру, если речь идет о дорогостоящем лечении ребенка, а у вас нет средств, необходимы следующие документы:
  • договор с клиникой об операции;
  • счет, выписанный вам клиникой, с банковскими реквизитами;
  • выписка из истории болезни ребенка;
  • справки о доходах с места работы родителей либо заключение местных
  • органов соцзащиты о материальном положении семьи;
  • свидетельство о рождении ребенка;
  • ваш почтовый адрес, контактные телефоны;
  • цветная фотография ребенка;
  • паспортные данные родителей;
  • ИНН автора письма;
  • номер государственного страхового пенсионного свидетельства автора.
Письмо должно быть написано вами собственноручно, где обязательно указать следующее: «Не возражаю против использования в СМИ, включая Интернет, всех переданных мной документов, медицинских выписок и фотографий».
И какое бы вы доброе дело не совершили, поистине, Аллах об этом знаетСура 2 [Корова] аят 215

How to get help

Tell us about your needs  

71 Dubininskaya str., building 11, Moscow, 115054, Russian Federation

info@solidarnost.su/

+7(495)787-33-07

+7(903)139-28-68

И какое бы вы доброе дело не совершили, поистине, Аллах об этом знаетСура 2 [Корова] аят 215

عن الصندوق

عن الصندوق نحن صندوق "التضامن"، أي مشاركة الاخرين احزانهم ومحنهم، وهو الاسعافات الطبية السريعة لأولئك الذين المت بهم محنة الالم والمعاناة. وشعارنا هو : الخير – مقصدنا! ما هو صندوق " التضامن"؟ هو صندق خيري، اسسه المسلمون، الذين تجمعهم وتوحدهم فكرة الخير والرحمة. فهو يساعد الاسر الفقيرة التي يعاني اطفالها من حالات مرضية صعبة والايتام. قال تعالى: " وَمَنْ أَحْيَاهَا فَكَأَنَّمَا أَحْيَا النَّاسَ جَمِيعًا" ( المائدة – الاية 32)، ففي هذه الكلمات تكمن قكرة وهدف صندوقنا الخيري. نحن ندعوكم الى المشاركة في هذا العمل الخيري، مساعدة الايتام والاسر الفقيرة، حيث الاطفال المرضى الذين يعانون من حالات مستعصية. ندعوكم الى دعم ندائنا: "الخير – مقصدنا!" والانضمام الى العمل الخيري لصندوق "التضامن".    

العنو ان البريدي : 115054، موسكو، شارع دوبينينسكايا، بناية 71، بيت 11.

info@solidarnost.su/

+7(495)787-33-07

+7(903)139-28-68

 
И какое бы вы доброе дело не совершили, поистине, Аллах об этом знаетСура 2 [Корова] аят 215

Кто мы

Фонд «Солидарность» создало - милосердие. Желание помочь. Спасти. Согреть. Четыре года фонд «Солидарность» помогает попавшим в беду, недоедающим, лишенным тепла и медицинской помощи.

Мы помогаем людям в России и за ее пределами. Разве у милосердия есть границы?

Мы горды тем, что 6 тысяч человек, дети и взрослые, приняли нашу помощь. Мы спасали тяжело больных детей, приносили хлеб голодным, помогали инвалидам и пожилым людям.

Ибо добро – наша молитва.

«Кто сохранит жизнь одному человеку, тот словно сохранит жизнь всем людям» (сура Корана «Трапеза», 32 аят).

Фонд «Солидарность» не только материально поддерживает. Мы стараемся рассказывать о самых незащищенных в этом мире – палестинцах блокадной Газы, сиротах Чечни и Дагестана, сирийских беженцах, инвалидов  из различных регионов нашей страны…

Мы выступаем против несправедливости и угнетения людей, информируя о самых важных их проблемах. Чтобы общество стало – добрее. Мы понимаем, что только помощь не изменит мир. Мы уверены - мир изменится, если каждый изменит себя.

pushpin115054, Москва, улица Дубининская, дом 71, стр. 11

open-envelopeinfo@solidarnost.su/

mobile-phone+7(495)787-33-07

Тот, кто указал путь к добру, словно сам совершил егоХадис от Аль-Бухари

About us

We are Solidarity Foundation, it means alleviating other people’s distress, it is emergency aid for those overtaken by pain and sufferings. And our motto is: KINDNESS IS OUR PRAYER!

What is Solidarity Foundation?

It is a charitable fund established by a group of muslims sharing the same ideas of goodness and mercy. It helps poor families with severely ill children and orphans to overcome difficult financial and psychological situations.

“Whosoever saveth the life of one human being, it shall be as if he had saved the life of all mankind” [5-32], is written in the Holy Qur’an. These words reflect the main aim of our Foundation.

We invite you to participate in this charitable activity – helping orphans and poor families with children suffering from severe diseases. We invite you to support our call: Goodness is our prayer! – and join charitable activity of Solidarity Foundation.

71 Dubininskaya str., building 11, Moscow, 115054, Russian Federation

info@solidarnost.su/

+7(495)787-33-07

+7(903)139-28-68

Тот, кто указал путь к добру, словно сам совершил егоХадис от Аль-Бухари

كيف تحصل على المساعدة

يقول سبحانه جل وعلا في محكم التنزيل: "وما تفعلوا من خير فإن الله به عليم" البقرة – الاية 215. يقوم صندوقنا بمساعدة الحالات المرضية الصعبة والايتام. اذا حصل - لا سمح الله - لطفلكم مكروه، فإننا سنسعى لعمل كل ما هو بوسعنا. ولكن حتى نستطيع، بناءا على طلبكم، ان نعرض هذه الحالة على اهل الخير والمتعاطفين من الناس، نحتاج منكم رسالة موضحة ومفصلة عن الحالة الراهنة للمريض. مثلا، اذا كان الحديث يدور عن علاج ذو تكلفة عالية لطفلكم، ولا يوجد لديكم السيولة لذلك، فمن الضروري احضار الوثائق التالية:
  • عقد اجراء العملية مع المستشفى ؛
  • رقم حساب المستشفى، مع بيانات البنك؛
  • نسخة عن الملف المرضي/العلاجي للطفل؛
  • كشف عن مستوى دخل الوالدين من مكان العمل أو تقرير من مؤسسة الضمان الاجتماعي المحلية عن الوضع المادي للعائلة؛
  • شهادة ميلاد الطفل؛
  • العنوان البريدي ورقم التلفون؛
  • صورة ملونة للطفل؛
  • البيانات الشخصية للوالدين؛
  • الرقم الضريبي لمقدم الطلب؛
  • رقم وثيقة التأمين التقاعدي الحكومي لمقدم الطلب؛
يجب ان تكتب الرسالة من قبلكم شخصيا، حيث يجب الاشارة فيها الى التالي: "لا اعترض على استخدام ونشر اي من الوثائق والكشوفات الطبية والصور التي قدمتها اليكم في وسائل الاعلام بما في ذلك الانترنت"
Подпишитесь на наши новости, чтобы знать как побеждает добро: