Мурад Мусаев: «Рохинджа должны жить в своей стране как полноправные граждане»

Известный адвокат и правозащитник Мурад Мусаев несколько месяцев назад  узнал о геноциде бирманских мусульман рохинджа. За считанные дни Мурад создал проект по оказанию юридической помощи жертвам сегрегации и притеснений. Сейчас Мурад находится в Мьянме и собирает информацию для доклада международным организациям с целью вернуть права народу рохинджа.

– Мурад, как вы узнали о геноциде рохинджа?

– Собираясь в отпуск, я присматривался к острову Лангкави, что в Малайзии, и, как водится, изгуглил это место вдоль и поперёк. Идиллическую картину нарушила заметка о лодке с беженцами-рохинджа, которая направлялась на Лангкави из Мьянмы и застряла в море. Малайзия не принимала бедолаг, а дома их ждала верная погибель.

За следующий час я узнал о судьбе народа рохинджа достаточно, чтобы лишиться сна. Как раз в это время в Аракане начался очередной раунд геноцида, в сети стали появляться ужасающие фотографии и видеоролики с места событий. Жертвы расправы – самое угнетаемое этническое и религиозное меньшинство на планете – молили о помощи.

Конец декабря и каникулы мы с коллегами из адвокатского бюро и друзьями посвятили разработке проекта по оказанию юридической помощи жертвам геноцида в Мьянме – Rohingya Alert. Подготовительная работа была завершена аккурат к началу рабочего года, и сейчас я в Мьянме.

– Что стало решающим фактором к тому, чтобы начать действовать?

– Во-первых, рохинджа – это народ, который признан самым угнетаемым этническим меньшинством в мире. Систематически рохинджа подвергаются открытому геноциду – сегрегации и ущемлению по религиозному принципу. Этих людей загоняют в гетто, жгут их дома, храмы, убивают, насилуют, лишают всех прав. Второе – мы все мусульмане. И если в других местах, где притесняют мусульман, есть какое-то сопротивление, то тут люди абсолютно беспомощны и бесправны. И третье – тут мы реально можем что-то сделать. В этом конфликте нет больших геополитических интересов, тут не замешаны огромные деньги и ресурсы, а значит, можно попробовать помочь этим людям. Есть надежда, что благодаря нашему докладу о положении рохинджда, который сейчас готовится, профильные институты ООН и другие международные организации займутся этим вопросом.

– У вас уже есть какая-то база для этого доклада?

– Мы провели первые встречи, получили показания о насилии, нападениях и погромах, которые применяются. Исследовали проблему сегрегации. Ее обосновывают утверждением, что рохинджа – нелегальные мигранты и что они не имеют право на бирманское гражданство. Однако, мы собрали показания рохинджа о том, с каких времен их предки живут в Бирме. Оказалось, это сотни лет. У многих есть генеалогические древа, и документы, подтверждающие, что некоторые поселения рохинджа старше, чем само бирманское государство. У всех рохинджа есть документы, которые ранее выдавала сама Бирма, сохранились удостоверения бабушек дедушек, подтверждающие место проживания на территории. И нет сомнения, что они по праву рождения – граждане Мьянмы в 7-9 поколении. В любом случае, они не мигранты из Бангладеша, как пытаются представить власти.

– С этим связана официальная версия сегрегации?

– Почему я называю это образцово-показательным геноцидом? Его очень ловко маскируют под борьбу с незаконной миграцией. Так государство поддерживает хорошую мину перед мировым сообществом. Официальные лица дают нелепые объяснения, что рохинджа незаконно заняли территории. Это все равно, что сейчас сказать в России, что, например, якуты, которые испокон веков живут на севере – незаконные мигранты. Абсурд. Но эти объяснения развязывают руки тем, кто реально занимаются геноцидом, не скрывая своей ненависти. За этой агрессией стоят отдельные товарищи – идеологи и руки геноцида. Лидеры монахов-буддистов. Один из них даже появился на обложке Time с подзаголовком «лицо геноцида». Отрицательный персонаж. Он прямым текстом говорит, что в исламе видит угрозу, и по признаку принадлежности к исламу считает рохинджа врагами государства и буддизма. В интернете есть его проповедь, где он вещает, что если у вас есть выбор, кого взять в супруги – мусульманина или алкоголика, берите алкоголика; мусульманина или наркомана, женитесь на наркомане; мусульманина или собаку – выбирайте собаку. И эти проповеди слушают сотни тысяч людей.

– Какие основные цели сейчас стоят перед вами?

– Сейчас я здесь для сбора информации. Мы собираем доказательства для расследования геноцида. Планируем в течение месяца сделать доклад для обращения в ООН и другие международные организации США, ЕС и России. Тут присутствуют организации с гуманитарной миссией. Например, я встретился с Тимуром и Хамзатом из фонда “Сальсабиль”, базирующегося в Страсбурге. Они привезли двухмесячный запас продуктов для 2000 самых нуждающихся семей Аракана. А мы хотим сделать так, чтобы рохинджа просто не нуждались в гуманитарной помощи, а жили в своей стране как полноправные граждане. Наша задача-минимум – добиться широчайшей огласки и мер политического характера, которые привели бы в чувство бирманских лидеров. Задача-максимум – инициировать международный трибунал и вернуть бедным рохинджа базовые права человека – доступ к медицинскому обеспечению и образованию, прекратить геноцид и сегрегацию, вернуть гражданство. Цель, конечно, амбициозна, но попытка не пытка. Ведь любой большой путь начинается с одного шага. А результат этого пути – только в руках Всевышнего.

Фото из блога Мурада Мусаева.

Поделиться новостью

Новости

06 декабря 23
С высоты птичьего полета Рафах – единственный действующий контрольно-пропускной пункт, связывающий сектор Газы с остальным...
05 декабря 23
Сегодня 60 дней со дня начала полномасштабного вторжения Израиля в Палестину. Все это время мы...
05 декабря 23
Израиль убил ректора Исламского университета Газы вместе с его семьей. А неделями раньше уничтожил бомбардировками...
30 ноября 23
Что мы знаем о детях-узниках? Почему ХАМАС включил Абдула Рахмана, заключенного под домашний арест, в...

Подпишись на нашу рассылку новостей

Пожертвуйте и измените жизнь человека уже сегодня!
×