Не упустить время

Восьмилетний Салман Умарбеков из Махачкалы много раз оказывался у самой черты. Эпилептические припадки, кома, удаление половины мозга, ДЦП…  Салман и его…

Поделиться :

Восьмилетний Салман Умарбеков из Махачкалы много раз оказывался у самой черты. Эпилептические припадки, кома, удаление половины мозга, ДЦП…  Салман и его мама Нарбике – настоящие борцы. Уже восемь лет они стойко справляются со всеми испытаниями. Но сейчас им не обойтись без нашей помощи. Мальчику нужна реабилитация в «Сакуре», которая поможет ему научиться ходить.

Больше всего на свете Салман обожает маму, еду и транспорт. «Когда мы полетим на самолете», – спрашивает мальчик Нарбике всякий раз, когда они «засиживаются» дома. Они действительно постоянно в дороге. Лечения, операции, аэропорты, самолеты, автобусы – Салман путешествует с шестимесячного возраста. Но только так можно было спасти его жизнь.

Справиться с гидроцефалией

…«Какой ребенок, он не дышит, думайте о себе, – восемь  лет назад говорили врачи Нарбике. На шестом месяце беременности у нее начался сахарный диабет, а давление подскочило до 240/200.  – Мы должны спасать вас».

Салман появился на свет в 26 недель с весом в 1400 граммов. Вопреки прогнозам, малыш задышал сам.

Каждый день врачи говорили Нарбике, что мальчик не выживет. Тогда он в первый раз подошел к черте: 40 дней ребенок не плакал и не открывал глаз. Из-за пережитого кровоизлияния в мозг началась гидроцефалия. «Голова Салмана росла на глазах, – вспоминает Нарбике. – Она была огромная – у сына даже разошлись черепные швы от уха до уха».

В полгода голова Салмана выросла до 52 сантиметров, что соответствует нормам пятилетнего ребенка.

Однако местные врачи тянули с операцией. Давали лекарства, уверяя, что «все рассосется».  Нарбике не выдержала: с шестимесячным сыном она улетела в Москву. Здесь в институте нейрохиругии им. Бурденко Салмана наконец-то прооперировали. В голове установили шунт, благодаря которому удалось откачать жидкость.

Но это было только начало пути. В дальнейшем Салману еще трижды меняли шунт.

Победить эпилепсию

Последние восемь лет Нарбике спит лицом к лицу к сыну. Без будильника она просыпается в три часа и дремлет до утра. Эта привычка осталась с тех пор, как у ее мальчика случались эпилептические припадки по ночам.

Первый приступ случился, когда Салману было около года. Мальчик вдруг потерял сознание и перестал дышать. «Скорая», реанимация – ребенка удалось спасти, а в его карте появилась запись об эпилепсии. Врачи меняли лекарства, но эпилепсия не отступала.

Приступы случались ночью. «Вечером это был здоровый и веселый ребенок, – говорит Нарбике. – А под утро внезапно начиналась рвота, потом судороги».

А дальше – остановка дыхания и кома.

В 4 года Салман перенес тяжелейший приступ. «Врач сказал, что это предел, – вспоминает Нарбике, – в следующий раз сын впадет в кому и больше не проснется».

К тому моменту эпилепсия уничтожила левое полушарие мозга и медленно убивала правое. Ждать больше было нельзя: спасти Салмана могла только гемисферэктомия или удаление половины мозга.

В институте им. Бурденко подобные операции делали всего 9 раз. Салман стал их десятым пациентом.

Научиться ходить

Нарбике не любит вспоминать первые 9 месяцев после той операции на мозге. Салман напоминал недельного младенца: он не держал голову, не говорил, не сидел и не ел. К тому моменту Нарбике развелась с мужем, оставшись одна с дочкой и сыном-инвалидом. Плакать было некогда: все время, силы и деньги она отдавала детям.

За последние два года Нарбике 7 раз ездила с Салманом в центр «Сакура». Благодаря реабилитациям, мальчик постепенно ожил. Научился сидеть, ползать и ходить с поддержкой.  Сейчас ребенок хорошо говорит, обожает играть на планшете и гулять во дворе.

Но Салману требуется реабилитация. Ему не помогает домашняя гимнастика, походы в бассейн и логопед дважды в неделю. Мальчику необходим комплексный интенсивный курс –только так можно не потерять приобретенные навыки и научиться новому. «Из-за эпилепсии мы начали реабилитироваться только в 6 лет, – говорит Нарбике. – Сейчас нельзя останавливаться, нельзя упустить время».

Нарбике никогда не объявляла сборы, ее не поддерживает отец Салмана – оплачивать лечение ей помогали родители. «Денег больше нет и продавать нечего», – грустно улыбается Нарбике.

Курс лечения в «Сакуре» стоит 150 тысяч рублей. За три недели специалисты научат мальчика стоять и ходить, помогут догнать сверстников в умственном развитии.

Попасть в «Сакуру» Салман может только благодаря нам. Только мы можем дать шанс маленькому герою шанс на полноценную жизнь.

Июнь 2020 г.: средства на лечения мальчика собраны. Спасибо всем, кто принял участие в его судьбе.

Поделиться

Поможем вместе

Карина Сарсенова
Диагноз: Поражение ЦНС
Регион: Астрахань
10.000 ₽ из 80.720 ₽
СРОЧНО НУЖНА ПОМОЩЬ
Лиза Скрягина
Диагноз: ДЦП
Регион: Пензенская область
6.000 ₽ из 120.000 ₽
СРОЧНО НУЖНА ПОМОЩЬ
Рустам Кустанаев
Диагноз: Задержка психоречевого развития
Регион: Астрахань
7.000 ₽ из 250.000 ₽
СРОЧНО НУЖНА ПОМОЩЬ
Данис Фатхуллин
Диагноз: Синдром foxg1
Регион: Ханты-Мансийский автономный округ
4.000 ₽ из 230.000 ₽
СРОЧНО НУЖНА ПОМОЩЬ
Магомед Гамзатов
Диагноз: Аутизм
Регион: Дагестан
150.000 ₽ из 150.000 ₽
Омир Ибодуллоев
Диагноз: ДЦП
Регион: Таджикистан
140.000 ₽ из 140.000 ₽
Никита Захаров
Диагноз: ДЦП
Регион: Чувашская область
41.000 ₽ из 41.000 ₽
Рамазан Керимов
Диагноз: ДЦП
Регион: Ставропольский край
198.000 ₽ из 198.000 ₽
Тамерлан Аязов
Диагноз: ДЦП
Регион: Воронежская область
46.000 ₽ из 199.000 ₽
СРОЧНО НУЖНА ПОМОЩЬ
Аделина Ахметчина
Диагноз: Аутизм
Регион: Татарстан
134.500 ₽ из 134.500 ₽

Вы нуждаетесь в помощи?
Напишите нам!

Пожертвуйте и измените жизнь человека уже сегодня!
×